Aikido Journal Home » Interviews » Интервью с Казуо Чиба Aiki News Japan

Интервью с Казуо Чиба

Available Languages:

Aikido Journal #103 (1995)

Автор перевода Елена Петрова

Предлагая Путь, дающий возможности личного развития и достижения гармонии, айкидо стремится отвергнуть разрушительность и негуманность, являющиеся характерными чертами боевых искусств. Однако такое отрицание таит в себе опасность потерять в этом искусстве эффективность – вместе с водой выплеснуть ребенка. Имея в виду именно это, Казуо Чиба говорит о том, что гармонию, взаимоуважения и возможность сосуществования можно достигнуть через состояние айнуке. Поэтому он полагает, что необходимы жесткие тренировки, во время которых происходят реальные атаки и реальный контакт тела и духа партнеров.

Что вы ярче всего вспоминаете о времени, когда вы в 1958 году поступили в Хомбу Додзе в качестве учидеси?

Одна из наиболее важных вещей, которые я вспоминаю о том времени, это то, что люди, занимавшиеся тогда айкидо имели очень высокий уровень. Все они активно интересовались будо. Айкидо тогда не изучали во всемирном масштабе, как сегодня, но атмосфера, которую создавали учидеси и другие ученики очень стимулировала меня. И О’Сенсей был тогда еще достаточно энергичен и здоров.

Я живо вспоминаю минуты, когда он сердился. Его волосы буквально вставали дыбом! Его энергия выходила прямо через голову – если вы можете такое вообразить. Было поразительно, как много у него энергии в таком состоянии. Это всегда удивляло людей, которые его не знали или не видели в таком состоянии раньше.

Что заставляло его сердиться?

Например, он сердился, если мы занимались кокью-наге в то время, когда он спал. Тогда он внезапно появлялся в додзе и говорил: «По звуку слышу, что вы тренируетесь плохо!» Поэтому когда он был поблизости, мы всегда старались заниматься техниками в сувариваза. Он никогда ничего не говорил, если мы усердно занимались в сувариваза.

Другие учидеси тоже рассказывали, что О’Сенсей всегда был в хорошем настроении, если ученики занимались в сувариваза.

Да, я верю. И есть еще одна вещь, которую я хорошо помню об О’Сенсее – он прекрасно двигался независимо от того, что он в этот момент делал. На него можно было смотреть спереди. Сзади, сбоку, но его поза всегда была законченной и гармоничной. Я никогда не видел никого, кто производил бы такое же совершенное, благородное впечатление.

Когда мы путешествовали, он всегда оставлял нас позади и стремительно проносился через турникеты в здание вокзала. Никто не мог его остановить. Нам, ученикам, было тяжело, потому что мы должны были купить билеты и догонять его. При этом я восхищался, как прекрасно он держит себя – как настоящий мастер воинского искусства.

Я правильно вас понял – вы часто ездили в Ивама додзе для тренировок с О’Сенсеем?

Самый длительный период, когда мне пришлось там быть, был равен полугоду. В Хомбу додзе О’Сенсей не проводил много тренировок с оружием, он делал это в Ивама. Однако нельзя сказать, что он обучал владению оружием – лучше было бы сказать, что он сам с ним тренировался, а вы повторяли его движения. Ивама Додзе было своего рода лабораторией О’Сенсея. Помню, что в то время ему преданно служил Сенсей Морихиро Сайто. Он сам и вся его семья отдавали этому много времени. Думая сейчас об этом, я низко склоняю перед ними голову.

Кто, кроме О’Сенсея, преподавал в Хомбу Додзе?

Прежде всего это сенсей Вака /нынешний Дошу Киссемару Уесиба/, который возглавлял Додзе, а также Коичи Тохей, который был руководителем у инструкторов. Там были и другие хорошие учителя, основными из которых были Кисабуро Осава, Сейго Ямагучи, Хироши Тада и Садатери Арикава. Тогда тренировалось не так много людей, не больше двадцати.

В то время как только вы получали ранг шодан, вас посылали преподавать айкидо в университетские и другие клубы айкидо, которые тогда возобновляли свою работу. В Хомбу Додзе смотрели в будущее, надеясь распространить айкидо в обществе как можно шире, поэтому айкидо культивировали в университетах и подобных им местах. Вопрос о плате за обучение не стоял, и мы только тратили деньги на то, чтобы ездить преподавать.

Наверное, у вас есть одна-две истории о шиханах, которые были у вас старшими….

Хм-м…Ну, вот, например, история о Коичи Тохее. Однажды приблизительно в 1960 году в Додзе приехали два специалиста по реслингу из Аргентины. Они составляли часть группы, которая ездила по миру, чтобы испытать на себе «самые опасные вещи в мире» и сделать об этом документальный фильм. Они оба были огромного роста. Обычно О’Сенсей запрещал всякие схватки, но в этом случае он вышел вперед и сказал Тохею принять в ней участие – до сих пор не знаю, почему. Все ученики выстроились в линейку на татами, а О’сенсей сел во главе линии инструкторов. Он сказал: «Тохэй, начинай!». А поскольку Тохей представлял все Додзе, он воспринял это очень серьезно.

Я был одним из тех, кто встречал борцов, когда они прибыли. Они были такого высокого роста, что их головами задевали косяк входной двери. Я подумал: «О нет… если мы проиграем, мы будем посрамлены». Я обсудил это с другими учидеси, и мы решили спрятать сзади несколько деревянных мечей. Мы решили, что применим их против борцов в случае, если сенсей Тохэй потерпит поражение /смеется/.

Схватка началась. Сенсей Тохэй сразу двинулся навстречу противнику, а тот немедленно стал пятиться назад. Прошло десять минут, а они все еще кружили вокруг друг друга и вокруг додзе. Никто из них ничего не предпринимал. Наконец, сенсей Тохей загнал своего оппонента в угол и прыгнул к нему. По сравнению с противником он был очень маленьким, но он бросил его на спину приемом, похожим на приемы в дзюдо, и пригвоздил его к земле тегатаной. Специалист реслинга был силен в схватках в партере, но он никак не мог даже приподняться. Он пробовал сделать это разными способами, но Тохэй надежно его контролировал.

Сила кокью сенсея Тохея меня изумила. Знаете, очень трудно бросить партнера, который не нападает. Именно поэтому Тохей зажал его в углу. Все это произвело на меня сильное впечатление. О’Сенсей тогда ничего не сказал, но после очень сердился: «Не было никакой необходимости бросать того, кто не атакует!» Да, в смысле будзюцу это был не очень хороший способ победы. Если бы у противника был нож, он легко мог бы поразить им при попытке напасть, поэтому то, что продемонстрировал Тохей, не было убедительной оборонительной техникой. Но, думаю, в той ситуации он едва ли мог сделать что-либо другое. Позже я слышал, что перед тем. как прийти к нам, специалисты реслинга были в Кодокане, и, возможно, там кто-то сказал им, что нельзя атаковать первым, если имеешь дело с айкидокой. Видимо, поэтому боец не делал попыток к нападению.

Давайте поговорим на другую тему. Вы занимались еще и иайдо?

Да, когда я был учидеси, я начал заниматься иайдо, поскольку это посоветовал О’Сенсей. Приблизительно в 1959 или 1960 году в додзе приходил писатель по имени Ямада. Он писал рассказ под названием «Королевский трон», и О’Сенсей был прототипом одного из героев. Он делал магнитофонные записи рассказов О’Сенсея о его работе на Хоккайдо. Я сидел там все время, пока О’Сенсей диктовал свои рассказы. Один из них был о его поединке с мастером иайдо, который О’Сенсей провел в качестве доверенного лица Сокаку Такеда. Видите ли, Сенсей Такеда убил несколько человек, и среди них учителя иайдо. Его ученик послал Сенсею Такеда вызов. Однако в то время он был болен и не мог ответить на вызов, поэтому на поединок поехал О’Cенсей в качестве его представителя. Поединок должен был состояться на Хоккайдо, прямо на снегу.

Когда дистанция между противниками сократилась, О’Сенсей внезапно ногой подбросил вверх снег и быстро прыгнул к своему противнику, чтобы напасть на него сбоку. Затем он бросил его.

Пока я сидел и слушал, я думал про себя: «А что бы мог сделать я в подобной ситуации?» Я решил, что мне следует изучить иайдо, и в течение некоторого времени переживал по этому поводу.

Чуть позже, когда я сопровождал О’Сенсея в поездке в район Кансай, он неожиданно сказал мне: «Оставайся здесь на три месяца и изучай иайдо». «Здесь» означало додзе Мичио Хикицучи в Сингу. И именно шихан Хикицучи дал мне первые уроки по иайдо. Кажется,это было в 1960 году. О’Сенсей полностью прочитал мои тайные мысли. Он сказал, что для того, чтобы получить основные знания, трех месяцев мне хватит.

(The full article is available for subscribers.)

Subscription Required

To read this article in its entirety please login below or if you are not a subscriber click here to subscribe.

Username:
Password:
Remember my login information.