Aikido Journal Home » Interviews » Айкидо Досю Киссемару Уесиба Aiki News Japan

Айкидо Досю Киссемару Уесиба

Available Languages:

Автор этой стать Stanley Pranin

Aiki News #81 (July 1989)

Автор перевода Елена Петрова

Предвоенное Кобукан Додзё, предшественник современного Хомбу Додзё, было известно как «Дьявольская школа». В нем выросло много людей, ставших заметными фигурами в истории айкидо. Однако мало кому сколько-нибудь подробно известно о тех ярких днях, и поэтому мы предлагаем вниманию читателей интервью с Досю Киссемару Уесиба, который без сомнения является самым осведомленным свидетелем тех событий и может рассказать нам об учидеси того периода.

Насколько нам известно, многих довоенных учидеси периода Кобукан Додзё уже нет в живых.

Их было не так много, как сейчас думают. Те, которые еще с нами, в один голос утверждают, что в те времена все было гораздо лучше. Мне, однако, кажется, что золотой век айкидо наступил именно сейчас, и это воинское искусство будет развиваться еще дальше. Во времена моего отца существовало только одно додзё, и мы были ограничены в своих возможностях. Мой отец был не из тех людей, которые способны управлять целой организацией. Тем не менее даже руководя одним додзё, он вел достаточно широкомасшабную деятельность. Но если говорить о распространении айкидо среди широкой публики, то те времена никак нельзя назвать «золотым веком». В книге «Айкидо» /вышедшей в свет в 1957 году в издательстве «Ковадо Пабликейшнз»/ я действительно назвал тот период «золотым», однако у меня были на то свои причины. До войны айкидо не было популярным и было известно в достаточно узкой среде по сравнению с послевоенными годами. Мне хотелось, чтобы читатели узнали, как много тогда тренировалось известных людей, и термин «золотой» я использовал именно в этом смысле. Я всегда говорю, что сегодня айкидо люди занимаются гораздо больше, чем когда-либо раньше. Среди первой когорты занимающихся было очень много талантливых людей, но сама эта когорта была невелика. Очень немногие предвоенные ученики еще живы. В Айкикай, например, это только Хадзиме Ивата (глава филиала Ичономийа) и Риндзиро Сирата (глава филиала Айкикай в Ямагата). Кисабуро Осава (помощник Досю) и Гозо Сиода (глава Есинкан Айкидо) не являлись учидеси, хотя приходили в додзё регулярно и тренировались с большой самоотдачей. Гозо Сиода начал заниматься раньше, чем Кисабуро Осава, но гораздо позже, чем Хадзиме Ивата и Риндзиро Сирата. Еще живы такие ученики, как Сигеми Ёнекава (начал заниматься в 1932 году) и Зензабуро Аказава (тренировался приблизительно с 1933 года), и лишь немногие продолжают преподавать айкидо.

Не расскажите ли вы о Каору Фунохаси и Цутому Юкава?

Каору Фунохаси и Цутому Юкава начали заниматься в 1931 году приблизительно в одно время сразу после основания Кобукан Додзё. По-моему, Каору Фунохаси был старше меня на пять или шесть лет и приступил к тренировкам почти одновременно с Риндзиро Сирата. Он был из префектуры Тоттори, и в Кобукан его рекомендовал кто-то из тех, кто был связан с религией Омото. Его всегда сравнивали с Цутому Юкава. Каору Фунохаси был очень пластичен и прекрасно умел падать. Мой отец говорил: «Честное слово, никто так хорошо не умеет падать, как Фунахаси». Я знаю, что он страдал от плеврита, позже перешедшего в болезнь легких, и он умер в 1943 году.

Цутому Юкава родился в Гобо префектуры Вакаяма. С его появлением в додзё связан интересный эпизод. Он просто однажды явился в додзё. В школе, где он учился, работал учитель дзюдо по имени Тессин Хоси. Тренируясь у Тессин Хоси, Цутому Юкава достиг в дзюдо заметных успехов. Его знакомые называли его вундеркиндом дзюдо из Вакаямы. В этой префектуре никто не мог его превзойти, поэтому он приехал в Токио в Кодокан (штаб-квартиру дзюдо) для продолжения обучения. Он стал бороться с человеком, у которого был 5 дан – а сам он тогда имел только второй- и первым сумел бросить его на ковер, но затем бросили его самого. Цутому Юкава очень расстроился и рассердился, ушел из Кодокан, все еще рассерженный стал бродить по улицам и наткнулся на додзё моего отца. Он влетел внутрь, рассчитывая, что сможет принять участие в какой-нибудь схватке, но как только отец взял его за руку, он почувствовал, что его как будто парализовало, и он не в состоянии шевельнуться. Его это настолько изумило, что он попросил разрешения остаться в качестве ученика. Он принес свои спальные принадлежности, уселся перед входными дверями и сидел до тех пор, пока его не приняли. Возможно, приняли его потому, что он был родом из префектуры Вакаяма, а также являлся родственником Коккичи Морита. Он был очень сильным человеком и руками сгибал пятидюймовые гвозди. Жизнь его закончилась трагически из-за того, что он был очень силен и много пил. Моя двоюродная сестра Кику была за ним замужем. В 1941 году меня из-за плеврита положили в госпиталь Женского медицинского колледжа, и именно Цутому Юкава тащил меня в этот госпиталь на своей спине. Тогда я близко видел его в последний раз. Через год, в августе 1942 года, я получил телеграмму о его смерти. Вместе с моим отцом он поехал в Манчжурию, но вернулся первым. Потом произошел какой-то инцидент, во время которого он выпил слишком много, и это привело его к смерти.

Как мы знаем, Цутому Юкава ездил в Осаку?

Он ездил в Осаку вместе с моим отцом, поскольку там была группа учеников, изучающих айкидо. Тогда шефом полиции был Кендзи Томита, и благодаря знакомству с ним отца пригласили туда в качестве инструктора по воинским искусствам для работы с подразделением «Синсенгуми», которое занималось приблизительно тем же, чем сейчас занимается подразделение по поддержанию общественного порядка.

Когда отец не мог поехать, его заменял Цутому Юкава. Первоначально отец ездил в Осаку 1 раз в месяц. Додзё там было небольшим, но в нем занимались последователи религии Омото. В тот же период отец часто ездил в Клуб Сумитомо и Клуб Юко проводить тренировки с представителями деловых кругов. С этими бизнесменами я до сих пор встречаюсь, хотя вместе айкидо мы больше не занимаемся.

Пожалуйста, расскажите нам о сенсее Минору Мочизуки (главе Ёсейкан), сенсее Риндзиро Сирата, сенсее Аритоси Мурасиге и сенсее Тадаси Абе.

Минору Мочизуки начал посещать тренировки по указанию Дзигоро Кано /основателя дзюдо/ вскоре после открытия додзё. Но он интересовался главным образом дзюдо и надолго не задержался. Приблизительно через год появился Риндзиро Сирата. Приезжал в додзё и Аритоси Мурасиге. Он был очень активным человеком и позволял себе делать вещи, которые окружающие не одобряли. После войны он часто приезжал в Хомбу Додзё. У него был вое додзё в Европе. Умер он в результате транспортного происшествия. Тренироваться он начал в Токио, но в то время с Омото еще связан не был – к этой религии он обратился под влиянием моего отца. Он был очень увлечен воинскими искусствами и практиковал дзюдо. И хотя он был учеником Кано, из-за его маленького роста ему было рекомендовано изучать что-нибудь другое. Поэтому он занимался различными видами воинских искусств, в частности, в школе Катори Синто-рю, и затем поступил в Кобукан Додзё. Минору Мочизуки и Аритоси Мурасиге были друзьями по дзюдо. Во время войны Аритоси Мурасиге, кажется, убил много людей и был известен как «убийца Мурасиге». Если бы сейчас он был жив, ему было бы около 80 лет. Мы часто говорили, что до войны был Аритоси Мурасиге, а после войны - Тадаси Абе, поскольку с ними обоими было связано много разных инцидентов.

Тадаси Абэ был очень образованным человеком и выпускником юридического факультета университета Васеда. Он хорошо знал иностранные языки и вообще был очень талантлив. Настоящим позором было то, что его характер и пристрастие к алкоголю привели его к печальному концу. Тем не менее во Франции благодаря ему очень многие узнали об айкидо, и большинство из них связано с Хомбу.

Был ли учидеси сенсей Кендзи Томики /основатель Японской Ассоциации Айкидо/?

Нет, но он очень много времени проводил в додзё. Он начал тренироваться под руководством моего отца приблизительно в 1925 году. Кендзи Томики привел в додзё его друг по университету Васеда по имени Хидетаро Нисимура /член университетского Клуба дзюдо/, последователь религии Омото и более опытный специалист в дзюдо, чем Кендзи Томики. Позже Хидетаро Нисимура стал директором Манчжурской железнодорожной компании. Кендзи Томики приехал в Аябе на время школьных каникул и занимался около месяца, поэтому я помню, каким он тогда был в качестве начинающего. Стиль его мышления и его представления об айкидо сильно отличались от тех, которые существовали в Хомбу и которые были у моего отца, но он часто говорил, что хотя он не всегда согласен с отцом, он должен его уважать. Позже я советовал ему изменить название искусства, которое он преподает, с айкидо на что-то иное – это разрядило бы ситуацию и сделало бы ее более понятной. Я говорил ему, что если он это сделает, я буду оказывать ему поддержку и подумаю, как позволить двум организациям сосуществовать и контактировать друг с другом в 150 университетских клубах айкидо, связанных с Хомбу. Кендзи Томики сильно склонялся именно к такому шагу, но в конце концов решил не изменять название своего айкидо на другое, например, на «Син Айки» («Новое Айкидо»). Очень много лет Кендзи Томики был знаком с /Сигенобу/ Окумура. Сигенобу Окумура, а также большинство тех, кто давно его знал – в частности, Риндзиро Сирата - тоже советовали Кендзи Томики поменять название искусства, которое он преподавал.

Кендзи Томики начал заниматься в 1925 году и был очень хорошим каллиграфом. Среди его родственников было много достойных людей и известных специалистов в воинских искусствах. Думаю, что он успешно изучал политическую экономию в университете Васеда. Многие его родственники учились в Токийском университете, и он сам вращался в академической среде. Прослушав курс в университете, он продолжил обучение в выпускной школе (прим. 1). Затем он вернулся в свой родной город Какунодате в префектуре Акита и стал учителем младших классов средней школы. Но он не мог забыть моего отца, основателя айкидо, и вернулся в Токио. Однако тогда мы не могли платить никакой зарплаты инструкторам, и я думаю, что время у него тогда было трудное. В 1938 году в Манчжурии был открыт университет Кенкоку. В создании университета принимал участие генерал армии по имени Матсудайра, который был учеником моего отца. Благодаря этому первый президент университета Кенкоку, сенсей Соичи Сакута, а также сенсей Какей из Токийского университета и другие профессора пришли на демонстрацию айкидо, которую проводил отец. Хотя многие были против, в конце концов было решено пригласить отца в университет Кенкоку.

Таким образом, оказалось необходимым направить в этот университет инструктора Айки Будо. Мы обсудили, кого лучше послать первым, и остановились на кандидатуре мистера Риндзиро Сирата. Мы отправили в университет его резюме, и он был принят в университет в качестве профессора. Однако в 1937 году произошел инцидент с Китаем, и его сразу призвали в армию. Тогда вместо Риндзиро Сирата мы командировали в университет Кендзи Томики, который как раз вернулся из Какунодате. Кроме преподавания Айки Будо, Томики занимался и другой деятельностью, а также тренировал военную полицию. Тем не менее кто-то недавно сказал, что именно Кендзи Томики рекомендовал Морихея в качестве советника в университет Кенкоку. Это совершенно неверно. Риндзиро Сирата и отец Масатаке Фудзита (главы канцелярии Хомбу Додзё) знают, что эта версия неправильна. Многим другим также хорошо известно, как на самом деле развивались события. Причина, по которой Кендзи Томики приняли в университет Кенкоку, заключалась в том, что он был связан с Морихеем Уесиба. Это подтверждено многими свидетельствами, и сейчас мне бы хотелось этот вопрос окончательно прояснить.

Скажите, пожалуйста, несколько слов о Хисао Камато.

Недавно он умер. Он приступил к занятиям тогда, когда додзё было расположено в Курума-чо в Таканаве, а серьезно начал тренироваться в период Симо-осиай (прим. 2). Он был из местечка недалеко от Танабе на Кюсю (сейчас это префектура Вакаяма) и пришел в додзё потому, что его мать была преданной последовательницей религии Омото. Хисао Камато был учидеси. Позже он уехал в Шанхай, работал там в различных местах и вместе с Хадзима Ивата много сделал для распространения айкидо (после окончания университета Васеда Хадзима Ивата работал в компании Токио Газ, затем уехал в Шанхай, где стал редактором выпуска Весь Шанхай и открыл там додзё).

Недавно в букинистическом магазине я купил вашу книгу «Айкидо». Сейчас стало очень трудно находить старые книги по айкидо.

Книга выдержала семь изданий. Однако многие до сих пор хотели бы ее приобрести. Если бы айкидо не стало настолько популярным, такие книги, как «Будо Ренсю» или «Будо» не оказались бы вновь востребованными. Возможно, кому-то это покажется хвастовством, но причиной того, что книги по айкидо привлекают внимание, стала моя книга «Айкидо». До этого одним автором была опубликована книга по Айки Дзюцу, однако с финансовой точки зрения она себя не оправдала, и издатели стали отказываться принимать к публикации книги, связанные с айкидо. Поэтому в это время все экземпляры моей книги из Кавадо были возвращены. Однако после того, как мистер Кусака из Ковадо сделал книге рекламу, все копии были распроданы в течение одной недели. Был отпечатан новый тираж, и книга стала настолько популярной, что издатели начали получать на нее заказы из агентств Тохан и Ниппон. Поскольку книга «Айкидо» имела большой успех, об айкидо стали писать многие. Поэтому я считаю, что в этом смысле книга стало важной вехой в истории.

Как продвигается ваша работа над следующей книгой?

Мне тяжело работать над ней. Многие известные писатели в зрелые годы закончили жизнь самоубийством, потому что зашли в тупик. Было бы прекрасно, если бы наш разум и наши руки работали вместе. Но когда ты стареешь, это становится трудно. Многие бросили писательскую деятельность в возрасте сорока лет. Существует предел тому, сколько ты можешь написать. Тем не менее некоторые получают литературные премии и в 60-летнем возрасте.

Вы являетесь неисчерпаемым источником информации об истории айкидо.

В этом смысле по мере того, как распространяется айкидо, это становится все более и более важным - никто не знает об этом искусстве больше, чем я, и не имеет моего опыта. Айкидо не должно стать искусством только для самого себя. Все другие школы воинских искусств, такие, как кендо и дзюдо, должны относиться к нему как к высшему боевому искусству. В этом Морихей Уесиба был великим человеком. Даже не принимая во внимание его способностей в воинских искусствах, я считаю, что его взгляд на воинские искусства был удивителен. Его идеи – это тот аспект айкидо, который представляет воинские искусства Японии и который получит распространение в новую эпоху.

Прим. 1.
В Японии продолжительность обучения составляет обычно 4 года, по окончании которых студент получает степень бакалавра. После этого студент может продолжать учиться в выпускной школе для получения степени магистра, а после, возможно, доктора (С. Пранин)

Прим. 2.
Период Симо-Осиай приходится на 1930-1931 гг., когда до открытия Кобукан Додзё у О’Сенсея был частный зал (С. Пранин).