Aikido Journal Home » Articles » Случай с неподатливым партнером Aiki News Japan

Случай с неподатливым партнером

Автор этой стать David Lynch

Aikido Journal #117 (1999)

Автор перевода Александр Карпов


Данная статья была подготовлена с любезной помощью Джона Аоки, США.

Для тех из нас, кого от рождения не тянет к насилию, тренировки в айкидо иногда становятся настолько проблематичными, что их трудно игнорировать. Это заключается в людях и в различных типах личностях. К их числу относится неподатливый уке.

Это партнёр, который пытается заблокировать все Ваши усилия при проведении приёма и самодовольно наслаждается, отказываясь поддаться. Он посвящает своё время на татами тому, чтобы доказать, что Ваши приёмы не работают. И иногда ему это удаётся.

Может быть, он новичок в айкидо, перешедший из другого единоборства, или ещё хуже - кто-то с годами опыта. Тот, кто знает точно, в какой момент нужно не поддаться для достижения максимального эффекта.

Обычно он не подозревает, насколько его поведение бессмысленно и разрушительно. Он ни капли не вникает в философию айкидо.

Он воспринимает всё как состязание и верит в то, что любая техника должна работать независимо от обстоятельств. Если он и изменяет свою точку зрения, то очень редко.

Сколько людей бросили занятия айкидо из-за него? Сколько женщин ушли из айкидо из-за его шовинистического поведения? Сколько честных и искренних инструкторов сложили свои хакамы в шкаф, будучи убеждены, что они не достаточно хороши, чтобы преподавать?

Иногда здравый смысл и внушения могут повлиять на неподатливого уке, при условии, что эта беседа проводится на ранней стадии его карьеры. Кстати, его не нужно путать с уке, который делает крепкий захват или наносит хороший удар с целью исследования и раскрытия смысла айкидо. Разница заключается в намерении и подходе к исполнению.

Конечно, с неподатливым уке можно справиться физически, путём быстрого атэми или применением короткого варианта техники, что болезненно и опасно. Некоторые инструктора заработали себе репутацию, внушающую страх, путём отношения «глаз за глаз» , однако многие из нас неохотно реагируют таким вот образом. Обычно усилие, затрачиваемое на блокировку техники, делает уке уязвимым для удара. Однако возмездие несовместимо с целями айкидо и может привести к продолжающемуся обмену (атаками), что нисколько не отличается от состязания.

Мой собственный сын прошёл через период (к счастью, недолгий), в течение которого он в самом деле стал неподатливым уке. Он внезапно применял полную силу, чтобы заблокировать меня на полпути, в то время как я медленно выполнял технику перед учениками. В такой ситуации ответ в виде атэми не представлялся приемлемым.

К нам на тренировки ходил чемпион-штангист, который использовал всю свою огромную силу в самый неожиданный момент. Однажды, когда мы делали технику кокью-хо, он внезапно дернул мои руки к себе, обвил их своими мускулами и зажал подмышками. Я был бессилен, без того, чтобы прибегнуть к неподходящим и ненужным вариантам: удар лбом в голову или укусить за нос.

Я не сомневаюсь, что читатели прошли через похожие ситуации и смогут распознать такое поведение. Китайский мастер по боевым искусствам, которого я однажды встретил в Гонконге, точно попадает под такое определение. Я посетил его только лишь по совету друга, который сказал, что этот человек был бы рад познакомиться со мной и обменяться «ноу-хау». Однако при встрече китайский мастер вёл себя подозрительно и стал допрашивать меня о причинах визита. Я был уже готов списать всё это на различие между культурами, как вдруг он сказал: «Ну ладно, покажи мне немного айкидо».

Я предложил ему захватить моё запястье, думая провести приём никкьo, вследствие чего он сделал незабываемое и, несомненно, совершенно логичное с его точки зрения замечание: «Неужели ты хочешь, чтобы я сделал такой дурацкий захват?»

Очевидно, что он рассматривал весь наш обмен (опытом) как созтязание направленное на проверку его мастерства, или как доказательство того, что мои техники превзошли его умение.

К сожалению, многие айкидоисты показывают такое же отношение. Они далеки от понимания смысла тренировок и не смогли понять, что айкидо – это искусство защиты, а не нападения, и что цели айкидо выходят за пределы побед и поражений.

Когда вы говорите об айкидо, вы должны целиком отбросить идею побед и поражений и сконцентрироваться на достижении гармонии, потому, что невозможно одновременно иметь и то и другое.

Рассмотрение айкидо в соревновательном ракурсе подобно попыткам доказать то, что недоказуемо. Иногда такое отношение могут проявлять даже японцы, хотя уважение авторитетов в Японии, в общем, препятствует этому и большинство японских айкидоистов вроде принимают совместную систему тренировок типа исполнитель-получатель (наге-уке). Один японский товарищ, будучи, пьян сказал мне, что ему очень хочется хоть разок проверить своего сенсея через отказ падать каждый раз. Всё же он добавил, что при этом он был бы готов оплатить счета за пребывание в больнице! Вообще японские айкидоисты (конечно, не все) склонны к злоупотреблению своей ролью в качестве исполнителя (наге), давая взбучку своему послушному напарнику (уке), который тут не причём.

Меня озадачивает не то, что люди, похоже, не способны рассуждать вне состязательных рамок, а то, что они путают тренировки в додзё с реальностью. Это представляется сложным объяснить неподатливому уке (хоть бы он пошёл и нашёл себе соревновательный вид спорта типа дзюдо или каратэ, где можно отвести душу, блокируя вдоволь. В конечном счёте айкидо не для тех, кто всё время ощущает потребность защищать своё эго. В каких-то пределах мы всегда можем чему-то научиться на примерах таких сопротивляющихся индивидуумов, однако эти пределы должны быть учтены и перешагивание через них, как минимум, принесёт нежелательный результат.

Тренировки в додзё не являются делом жизни и смерти. Есть много вещей, которые вы не можете и не должны делать в контексте тренировок. Так же как вы не можете сделать иккьо (ikkyo) слону или кокью-хо (kokyuho) бетонной стене, вы не можете провести бросок против воли некоторых уке без того, чтобы прибегнуть к более опасной тактике и в процессе этого нарушить принципы тренировок в айкидо.

Ваша реакция на это является мерой вашей подготовки и философии. Иногда бывает достаточно ухмылки или улыбки. Хотя желание проучить таких уке в той или иной форме может быть очень сильным, нам нужно научиться уступать (что является превосходным техническим подходом) и спокойно отказаться играть в игры неподатливого уке.

Даже если вы не можете ничего ему сделать, это на самом деле не имеет значения, поскольку это всего лишь игра. Парадоксально, что осознание этого факта иногда и является тем, что помогает закончить технический приём. Однако вы должны смириться с тем, что это не всегда будет вам удаваться.

Когда наступает ваш черёд быть уке и вы чувствуете, что можете остановить движение вашего партнёра, не поддавайтесь этому порыву и позвольте ему закончить технический приём. Что вы от этого теряете или, иначе, что вы выигрываете? Блокируя приём, вы показываете несоответствие его техники. Однако имеются более позитивные способы поощрить уке и помочь ему совершенствоваться.

Некоторые инструктора начинают демонстрацию техники с реалистичного варианта, в отличие от стандартной версии для додзё. Это что-то вроде чёрно-белого подхода, когда объясняется как сломать руку через иккьо, разбить голову через сихонаге или вывернуть запястье через санкьо (sankyo), упоминая при этом об ущербе, который может быть причинён мощным атэми. После этого начинается айкидо… «Однако в додзё мы делаем так». В то время как этот подход не плох в определённых рамках, он, всё же, потворствует состязательному настроению ума и может стать самоцелью в ущерб духу айкидо.

Состязательный настрой может поселиться в додзё подобно вирусу, против которого конструктивная и гармоничная атмосфера тренировок не имеет должного иммунитета. Новички чувствуют себя запуганными и боятся об этом сказать. Зачастую инструктор и сам не говорит об этом, боясь потерять лицо. Он, вероятно чувствует, что должен всё это взять под свой контроль, также как О-Сенсей принимал вызовы от кого угодно в старые времена.

Я думаю, что намного лучше было бы осознать, что вы – не О-Сенсей и что наше время – не старые времена. На инструкторе лежит ответственность по защите учеников от невежественных людей, чтобы додзё оставалось местом, где обучают чему-то стоящему и где ученики относятся с уважением друг к другу, в отличие от арены для состязаний неглубоких личностей. Додзё должно быть святым местом, где можно безопасно эксперементировать с разными идеями и техниками, целью которых является совершенно другой результат.

Разница между тренировкой и реальностью (между соревновательным видом спорта и боевым искусством) была хорошо проиллюстрирована айкидоистом, ответившим на вызов, брошенный ему дзюдоистом. Айкидоист вышел на поединок с настоящим мечом на поясе. В наши дни, однако, демонстрация идей посредством меча не очень практична, в тот момент, когда тайдзютсю перестаёт быть адекватным. Однако другое оружие часто остаётся недооцененным – слово.

Несмотря на устоявшуюся традицию боевых искусств, где почитают сильных и молчаливых типов, я считаю, что следует начинать беседу тогда, когда вы сталкиваетесь с невоспитанным и неподатливым уке. Это вовсе нелегко сделать, и здесь требуется смелость. Это, возможно, и не искоренит упрямство, но может сделать атмосферу в додзё более терпимой для многих людей, т.е. тех, кто на самом деле хотят изучать айкидо и не заинтересованы в соревновании. Если оставить упрямого уке без внимания, он просто станет ещё более непотдатливым.

К сожалению системе старшинства свойственно устрашать новичков (именно тех, на ком сильнее всего сказываются блокировки и запугивания), однако я считаю, что молчаливое игнорирование того факта, что кто-то применяет в додзё непропорциональную силу, показывает устарелое и неадекватное отношение к данному вопросу. Кроме того, всегда лучше использовать язык, а не кулаки. Лучше обмозговать действия, прежде чем вправлять мозги другому или оказаться в ситуации, когда это делают вам.

Во время недавнего визита в Японию я обнаружил, что старые отношения быстро не умирают. Однажды, когда я сидел с группой учеников в одном из додзё, где я раньше тренировался, кто-то упомянул про мои статьи в Журнале Айкидо. В этот момент присутствующий сенсей промолвил: «Интересно отметить, что в наши дни почти каждый может писать об айкидо, тогда как в старые времена только инструкторы с высокими рангами осмеливались делать это» (фактически он использовал японское слово «дозволялись», что раскрывает смысл). Было ли это замечание сделано про меня (назвался груздем - полезай в кузов) или было просто обобщением, я не знаю наверняка. Однако я считаю, что любой человек имеет право говорить или писать об айкидо, невзирая на ранг или опыт. Слушатель или читатель должен сам определить, насколько можно доверять словам такого автора. Свобода слова является той частью демократии, с которой, кажется, имеют трудности многие японцы старшего поколения.

Что касается мистического понимания в стиле О-Сенсея и попыток объяснить это словами, я соглашусь, что тот, кто говорит – не знает. Я бы первым, кто принял божественное наказание, если бы притворился, что имею доступ к такому уровню знаний. Я подозреваю, что наказание не было бы таким драматичным, как удар молнией, а, скорее, приняло бы форму постепенного погружения в ещё большее невежество. Это закончилось бы как в пословице, где ищут чёрного кота в тёмном угольном подвале, а кота там нет. В этом смысле невежество само по себе является наказанием. Каждый, кто открывает рот насчёт чего-либо, берёт на себя риск, однако это не должно препятствовать возражениям о явных нарушениях духа айкидо.

Оставляя угольные подвалы в стороне, следует сказать, что в айкидо есть тёмная сторона, которую символизирует неподатливый уке. И если старшие наставники игнорируют это, то новичкам и всем тем, кто ещё может видеть отчётливо, становится важно указать на это явление любыми путями. У них, как и у других, есть право высказать своё мнение.

Опыт не ведёт к просвещению автоматически, и некоторые сенсеи несут чушь, в то время как некоторые обычные люди обладают намного большей мудростью. Не надо ошибочно полагать, что все люди с большим опытом в айкидо каким-то образом превосходят кого-либо. Аналогично, любое неписанное правило, которое нaправлено на предотвращение протестов насчёт злоупотребления властью в вышестоящих кругах, должно быть отправлено на свалку истории как традиция, потерявшая ценность.

Каждый раз, когда насилие игнорируется, оно становиться всё более психологически терпимым. Чтобы понять конечный результат такого отношения, достаточно взглянуть на смерть и разрушения, которые стали почти обыденным делом в глобальных масштабах.

Старое римское изречение «si vis pacem para bellum» (хочешь мира – готовься к войне) является ещё одним примером традиционной мудрости, которая не подтверждается наблюдаемыми фактами. Подготовка к войне - всегда приводила и приводит к войне. Даже в данный момент, когда я пишу эти строки, меня угнетает видеть как это происходит.

Мы должны быть благодарны звезде удачи за то, что у нас есть возможность практиковать айкидо как искусство, где проявляется противоположный аспект человеческого духа.

Как минимум мы можем поробовать и постараться сохранить мир и гармонию на тренировках айкидо, каким бы незначительным это ни казалось в сравнении с ужасами текущих глобальных событий.

В мире уже более чем достаточно конфликтов.

Давайте посмотрим, сможем ли мы найти другой путь.