Aikido Journal Home » Articles » Лицом к лицу с Сокаку Такеда Aiki News Japan

Лицом к лицу с Сокаку Такеда

Available Languages:

Автор этой стать Yoichi Ozaka

Aiki News #68 (August 1985)

Автор перевода Елена Петрова

Эта статья была перепечатана с разрешения сенсея Токимунэ Такеда, главы Дайто-рю Айки-будо и сына сенсея Сокаку Такеда. В 1929 году адмирал флота Исаму Такесита начал изучать Дайто-рю под руководством сенсея Сокаку Такеда и в опубликовал статью под названием «История мужества Сокаку Такеда». Она привлекла внимание компании Токио Асахи Ньюспейпэ, и в июле 1930 года она отправила на Хоккайдо журналиста Ёйчи Одзака для того, чтобы он взял интервью у сенсея Такеда, который в это время преподавал Дайто-рю а севере острова. Статья, которая следует ниже, появилась в печати 17 августа 1930 года.

Много лет назад Дайто-рю айкидзюцу было тайным воинским искусством клана Айзу. Однако начиная с периода Мейдзи покров тайны, окутывающий это искусство в течение сотен лет, стал приподниматься благодаря усилиям мастера Сокаку Такеда (1859-1943), законного наследника этой школы. Дайто-рю считается наиболее эффективным искусством самообороны, которое ни кендо, ни дзюдо превзойти не могут. По какой-то неизвестной причине * мастер Такеда, выдающийся специалист в воинских искусствах, около 20 лет назад удалился от мира и уехал на Хоккайдо. Он начал вести жизнь, полную уединения, занимаясь сельским хозяйством в Сиратаки (иногда это название ошибочно читают как Сирахама, поскольку иероглифы «таки» и «хама» очень похожи) в Китама, на окраине Хоккайдо. И хотя в Японии у него было около 30 000 учеников, мастер жил в изоляции, уйдя от мировых проблем.

Для того, чтобы добраться до уединенного дома мастера в Сиратаки, куда он удалился от мира, мне пришлось сделать пересадку в Найори на северной оконечности Хоккайдо и ехать на восток еще 7 часов на поезде. В его доме было две комнаты размером по 10 татами каждая, без раздвижных дверей между ними. В доме имелась еще одна большая комната на 20 татами со встроенным камином, отделанным блестящим черным деревом. И хотя была середина лета, я увидел, что в нем висел большой котел, и в него были небрежно брошены две пары железных брусьев 16 или 17 дюймов длиной. Эта комната сильно напомнила мне дом, в котором в таком же уединении жил Цукахара Бокуден (мастер меча и основатель Бокуден-рю (Синто-рю) (1489-1571) или Матаемон Араки (мастер меча и основатель Араки-рю ) (1597? 1638?) Его жена приветствовала меня словами: «Благодарю вас за ваш визит, но мой муж уехал в июне и до сих пор не вернулся».

«Как легко она к этому относится», – подумал я. Житель Токио в таком случае уже немедленно вызвал бы для поисков полицию. «Ах, да, - добавила она. – Три или четыре дня назад я получила от него письмо. Он написал, что находится в Косимидзу, недалеко от Абасири. Но оттуда он опять куда-то поедет, и я не знаю, когда он вернется домой. Надеюсь, вы застанете его в Косимидзу – если он еще оттуда не уехал». Я был расстроен. Но решил об этом не думать, снова провел 7 часов на поезде и высадился на станции Фуруоке, в четырех остановках от Абасири, известного тем, что там была расположена тюрьма. Я отправился в путь по горной тропе, которая пролегала через хребет и должна была привести меня к цели через две с половиной мили. В середине ночи я, наконец, добрался до Косимдзу.

Когда я разыскал гостиницу, оттуда вышел пожилой человек 67-68 лет, выглядевший как самурай прошлых лет, и спросил, откуда я и какое дело привело меня сюда. Я протянул ему свою визитную карточку и последовал за ним. В этот момент я услышал, как кто-то за раздвижной дверью сказал: «Что? Корреспондент? Как некстати! Что ему нужно от меня, старого фермера? Не вижу никакого смысла об этом говорить. Но если он уже пришел, пусть войдет». Он встретил меня словами: «Я не хотел видеть вас, потому что мне это скучно, но думаю, что теперь уже все равно ничего не поделаешь».

На нем было клетчатое летнее кимоно из хлопка, вокруг талии был повязан пояс. Если судить только по его внешности, он был похож на бедного крестьянина. Но выглядел он очень энергично и казался моложе своих 72 лет. Он был небольшого роста, вероятно, менее пяти футов. Позже я узнал, что весил он около 100 фунтов. Но взгляд у него был очень свирепый, и у меня возникло впечатление, что он не успокоится, пока не доберется до самых глубин моей души.

Что вы хотите от такого старого человека, как я? – спросил он.

Я хочу поговорить с вами о воинских искусствах.

Если бы вы хотели услышать о сельском хозяйстве, я многое мог бы вам рассказать. Я сам обрабатываю два гектара. Я могу выкорчевать корни 30 больших деревьев. Ха,ха, ха…

Но через некоторое время беседа повернула к теме, которую сенсей Такеда все-таки предпочитал – к воинским искусствам. Мы начали с обсуждения различных школ, затем перешли к другим вопросам. Мастер постепенно увлекся разговором, а его лучший ученик (тот пожилой человек, которого я встретил сначала) стоял в середине маленькой комнаты напротив него. Он учился у Сокаку в течение двадцати лет и казался преданным его почитателем.

Раз уж беседа так оживилась, я покажу вам некоторые техники. Начинайте! Атакуйте меня с той стороны!

Его уверенная стойка со слегка расставленными ногами, казалось, делала его выше. Его направленный на ученика взгляд заставлял стыть кровь в жилах. Через мгновение ученик со всей силы попытался нанести удар, однако тут же оказался на полу, легко отброшенный сенсеем Такеда с криком, напоминающим удар грома.

Ученик проговорил:

- Я сдаюсь.

Техника была выполнена с таким совершенством, что я почувствовал даже некоторое разочарование. Еще около десяти раз противник совершал нападение, но защита выполнялась так быстро, что я не успевал заметить, каким образом он отбрасывал его или так скручивал, что тот не мог даже пикнуть.

- Это выглядит как хорошо подготовленное представление, вам не кажется?

- Да, действительно, - выпалил я, не подумав.

- А вам никогда не приходилось испытывать на себе явара (технику дзюдзюцу)? Встаньте.

Я встал.

- Крепко схватите меня за шею.

Я довольно крепкий парень и схватил его изо всех сил. Он спросил:

- Теперь вы готовы?

И я услышал его крик и в тот же миг мне показалось, что мои руки, которыми я держал его за шею, сломаны. Потом он попросил меня схватить обеими руками его правую руку, толкать его в грудь и делать разные другие вещи. Я выполнял все, что он говорил, а он неизменно отбрасывал меня так, что я не понимал, каким образом он это делает. В конце концов он ногами скрутил мою шею вместе с моими руками так, как будто завязал их в узел. Я почти не мог дышать, и у меня было такое чувство, что руки мне все-таки сломали.

Когда из своего скрюченного положения на полу я смог взглянуть на мастера Такеда, он сидел, скрестив руки на груди, и говорил своему ученику:

- Да, а чай вы расплескали.

Во все это едва можно было поверить!

Чуть позже он взял настоящий меч и показал мне различные ката. Он со зловещим свистом размахивал незащищенным мечом прямо перед моими глазами, перед носом и вокруг плеч.

- Заставлять меч издавать свист довольно трудно. Если вы работаете мечом, а он не издает такой звук, вы не сможете правильно разрубить человека. А заставить этот 14-дюймовый меч петь очень нелегко. – Казалось, этот 72-летний человек совсем не устал. Потом он рассказал о том, как быстро Маркус Цугумичи Сайго изучал техники, как он встречался с генералом Ноги в Насуно (префектура Точиги) и как сильно ему нравилось, когда этот генерал одевался в одежду крестьянина. Он рассказал также, что поскольку стиль его боевого искусства легко изучить, он никогда не проводит публичных демонстраций. Сенсей Такеда рассказал, что если он не мог достаточно быстро выучить технику, его отец каждый день прижигал ему ногти на обеих руках в качестве наказания. Он показал мне следы ожогов, сохранившиеся у него спустя стольких лет. Он продолжал говорить не останавливаясь, хотя было уже два часа ночи.

- Пригодились ли вам когда-нибудь эти техники в реальной ситуации? – спросил я, намеренно меняя тему разговора, чтобы вытянуть из него побольше информации. Сначала он просто рассмеялся и на мой вопрос не ответил, но в конце концов рассказал мне об одном случае. По его рассказу выходило, что однажды в начале периода Мейдзи на него напали 40 или 50 строительных рабочих в префектуре Фукусима, и 8 или 9 из них он убил.**

- Эти техники – самое совершенное искусство самообороны, когда ты не допускаешь того, чтобы тебя зарубили, но в то же время сам не толкаешь, не бьешь и не рубишь. Когда на тебя начинается атака, ты адекватно реагируешь на нее, используя энергию своего противника. Поэтому эти техники могут выполнять даже женщины и дети. Но я поставил себе за правило без должных рекомендаций никого им не обучать, потому что они очень страшны, если применять их неправильно. Я знаю, что в Токио имеются люди, которые этим техникам обучают (вероятно, он имел в виду Морихея Уесиба, который в то время преподавал в Токио – прим. редактора Aikido Journal), но не думаю, что можно хорошо научить кого-то, если ты сам еще недостаточно опытен.

Даже когда уже наступил рассвет, казалось, что наш разговор никогда не закончится.

* По информации Рюичи Матсуда (в Хиден Нипон Дзюдзюцу –Серетные школы японского дзюдзюцу), когда ученик Сокаку, суперинтендант префектуры полиции в Акита, был в 1910- году переведен на Хоккайдо, он попросил Такеда преподавать Дайто=рю полиции в северной части острова. Сначала Сокаку проводил на полицейских участках в районе Асахикава семинары. В начале периода Тайсё (1912-1925 гг.) он переехал в Сиратаки (в Китами), женился и обосновался там.

** Донн Драегер в Современном Будзюцу и Будо пишет, что этот эпизод произошел в 1881 году в Токио, когда Сокаку было 23 года, а количество убитых было 12 человек (стр. 139)