Aikido Journal Home » Editorials » Могут ли соревнования улучшить айкидо О’Сенсея? Aiki News Japan

Могут ли соревнования улучшить айкидо О’Сенсея?

Автор этой стать Stanley Pranin

Aikido Journal #102 (1995)

Автор перевода Елена Петрова

Заявив о себе без особых фанфар вскоре после Второй Мировой войны, айкидо уверенно распространилось сначала по всей Японии, а затем и за ее пределами. Однако если этические аспекты этого искусства получили всеобщее признание, то техника айкидо часто подвергается критике за свою мягкость и непригодность в реальном столкновении. К этому хору критиков я часто добавлял и свой голос и продолжаю придерживаться мнения, что обычная практика преподавания айкидо во многих современных школах, как правило, дает ученикам обманчивые ожидания того, что в реальной ситуации они смогут эффективно применить то, чему их научили. Я до сих пор убежден, что отработка защиты от безжизненных церемониальных атак, без атеми и убедительного завершения техники сделает специалиста с такой подготовкой беспомощным в ситуации, угрожающей жизни.

После всего сказанного остается вопрос: как повысить реальность айкидо? Уже высказывались различные предложения, как исправить технические недостатки, присутствующие в айкидо, - обучать технике атаки, более широко использовать атеми, дополнить айкидо техниками самообороны.

Другим часто предлагаемым решением является введение в айкидо соревнований, которые способны добавить в айкидо элемент реализма и обеспечить возможность правильной оценки мастерства оппонентов. Обычным аргументом при этом является следующий: воинскую систему нужно оценивать по тому, как человек, владеющий ею, ведет себя или вел бы себя в бою. Например, победил бы обладатель 5-го дана в дзюдо или обладатель 5-го дана в карате, если бы им пришлось встретиться в поединке? Является ли таеквондо более мощным воинским искусством, чем кунг фу? Может ли айкидока, не имеющий опыта в других боевых искусствах, выстоять в схватке с представителями этих воинских искусств, более ориентированных на применение в реальном бою? Размышлениям и дискуссиям нет числа, но ни к какому консенсусу прийти не удается.

Наиболее ярко концепция соревнований в айкидо реализовалась в айкидо системы Томики, воспринявшей философию мышления Дзигоро Кано, основателя дзюдо. Кендзи Томики, который перед войной был учеником и Кано, и Морихея Уесибы, а также успешно выступал в соревнованиях по дзюдо, разработал спортивную систему айкидо и в 50-е годы 20-го века стал внедрять ее через клубы айкидо в университете Васеда. Соревнования заключались в том, что один из оппонентов, вооруженный бутафорским ножом, нападал на того, кто должен был провести технику защиты. Через определенное время противники менялись ролями а для определения победителя за исполнение выставлялись оценки. Система спортивного айкидо включала в себя не только бои, но и выполнение ката. Сенсей Томики экспериментировал с различными модификациями этой системы, а после его смерти в 1979 году его дело под флагом Японской Ассоциации Айкидо продолжили его ученики. В мире сегодня около сотни школ и клубов, которые следуют системе Томики. Результаты их продолжающегося экспериментирования с соревновательным айкидо очень неоднозначны, и даже в пределах этой системы определенная часть занимающихся предпочитает более традиционные методы и от участия в соревнованиях отказывается. Метод Томики подвергается критике со стороны других направлений айкидо, придерживающихся мнения, что принцип соревнований противоречит главным принципам айкидо. Поэтому Томики Айкидо является в какой-то степени изолированным от основных направлений этого искусства.

Существуют еще два стиля айкидо, которые наряду с демонстрациями обращаются и к элементам соревнований, хотя и в очень ограниченной степени. В организациях айкидо Ёсинкан и Синсин Тойцу проводятся демонстрации, участники которых получают аттестацию по точности исполнения техники, способности сохранять равновесие, умению переходить от одной техники к другой и прочим подобным критериям. По итогам победители получают награды, как в других видах спорта. Такой подход порождает нечто вроде «дружеского соревнования» и призван вдохновить практикующих айкидо активизировать тренировки по крайней мере накануне подобного рода мероприятий.

Возможно, что приверженцев традиционного айкидо, порицающих подход Томики, не особенно беспокоят элементы соревновательности в Ёсинкан или Ки-Айкидо, поскольку в них не проводятся схватки, которые противопоставляют участников друг другу. Правда, я сомневаюсь в том, что подобный тип выступления-соревнования удовлетворит тех, кто призывает к реформе тренировок в айкидо, чтобы у его техник появились «зубы» и сделали их применимыми в реальной ситуации самозащиты.

Недавно Фумио Сакураи предпринял еще одну попытку возродить в айкидо дух будо с помощью соревнований. С точки зрения Фумио Сакураи, бывшего шихана Есинкан айкидо, айкидо должно вернуться к своим корням, а тренироваться нужно с той интенсивностью, которая была характерна для него в предвоенные годы. При этом он вспоминает, какими жесткими были тренировки, через которые пришлось пройти его учителю Годзо Сиоде в “Дьявольском Додзе” Основателя в 30-х годах. Чтобы достичь своей цели, Сакураи начал экспериментировать с новой формой соревнований, при которой друг другу противостоят два безоружных противника. Каждый участник поединка имеет защитные щитки, прикрывающие колени, голени и стопы. При этом разрешаются удары ногами, однако запрещаются удары кулаком, а также удары в лицо, наружную часть голени и пах и другие опасные действия.

15 сентября я присутствовал на первых соревнованиях Сакураи-рю Айкидо, как в конце концов было названо данное направление. В этом внутриклубном турнире принимали участие 16 человек, и за одним или двумя исключениями никому из них раньше соревноваться не приходилось. Большинство атак были очень условными, поскольку наносить атеми не разрешалось. Победителями становились те, кому удавалось сократить дистанцию с противником и заработать очко. Я видел лишь одну или две техники, напоминающие айкидо – котэгаеси и контроль руки. Победителем в тяжелом весе стал самый высокий, хорошо тренированный атлет с самой развитой мускулатурой. Тем не менее он сам во время соревнований получил травму и потом несколько недель не мог заниматься.

К защитникам Томики и людям типа Фумио Сакураи, проповедующих внедрение в айкидо соревнований, имеется несколько сложных вопросов. Как сохранить непременные атрибуты айкидо – систему тайдзюцу и особые этические принципы, - если выдумать спортивную форму, которая была бы, с одной стороны, безопасной, с другой стороны – интересной для зрителей? Что получится, если правила и сама природа соревнования не будут поощрять исполнение техник айкидо? Как избежать того, чтобы стремление к «победе любой ценой» - явной антитезе видения Морихея Уесибы – не стало для участников главным побудительным мотивом, присутствующим во многих других видах спорта? И если эти условия не соблюдаются, какие основания имеют создатели этих едва оперившихся видов называть их «айкидо»?

После того, как я рассказал о сенсее Сакураи в японском приложении к Aiki News, меня пригласили на два турнира, на которых наиболее заметными были представители популярной системы дзюдзюцу Грейс. В первом турнире Риксон Грейс без усилий вышел победителем в трех боях, уложив своих более крупных противников на землю и нанеся решающий заключительный удар. Все заканчивалось за считанные секунды, что вообще является характерным для этой системы, добившейся широкой известности и заработавшей вполне заслуженную репутацию одной из самых эффективных систем в условиях соревнований.

Больше всего меня поразила легкость, с которой Риксон одерживал верх над своими противниками, и то, что его победы не сопровождались травмами ни его соперников, ни его самого. На это стоит обратить особое внимание. Двое победителей других боев умудрились сломать себе руки и по сравнению с победами Риксона их победы выглядели довольно кровавыми и на боевое искусство не походили. Наверняка искусство Грейс окажется интересным для многих людей, практикующих айкидо, поскольку в определенных боевых ситуациях в нем присутствуют и гуманность, и эффективность. Лучшие представители этой системы прекрасно проводят схватки, и любому человеку, изучающему воинские искусства, было бы неплохо познакомиться с этой системой.

Соревнования, которые мне удалось посетить, стали для меня настоящим открытием, поскольку я вырос в мире айкидо. За исключением боев с участием Риксона Грейс, большинство из них произвели на меня какое-то животное и, откровенно говоря, отталкивающее впечатление. Мне пришло в голову, что для победы в подобных соревнованиях у участников должен быть выработан совершенно особый склад ума. Бойцы должны стать агрессивными и безжалостными, а для достижения победы четко учитывать правила. Сомневаюсь, что такие черты характера можно по желанию «включать» и «выключать». И я задаю себе вопрос, не начнет ли такая позиция, глубоко укореняющаяся в сознании в процессе упорных тренировок, доминировать в личности спортсмена и его взаимоотношениях с другими людьми? И пусть айкидо никого не готовит для участия в соревновательных схватках, я думаю, что с точки зрения умения гармонично жить в обществе оно со своей гармоничной природой, в которой все находится под контролем, является более предпочтительным по сравнению с другими боевыми стилями, в которых проявляется звериное начало.

Еще я обратил внимание на то, что все спортсмены, многие из которых были или собираются стать профессионалами, живут в постоянном страхе получить травму. В ходе нескольких схваток было ясно видно, как спортсмены совершали определенные маневры для того, чтобы защитить от атак жизненно важные участки тела. И хотя в таких соревнованиях тяжелые травмы редки, большое количество мелких травм через какой-то промежуток времени может привести спортсмена к серьезным проблемам медицинского характера и нетрудоспособности, не говоря уже о потере средств к существованию – точно так же, как в боксе или футболе.

Наблюдения, сделанные мною на этих соревнованиях, заставили меня задуматься о вещах, которые раньше не приходили мне в голову. Например, я спросил себя, смогут ли победители таких матчей одолеть противника в реальной ситуации, как они демонстрировали на ринге? В самом деле, в соревновании принимали участие хорошо подготовленные мастера. Однако даже несмотря на то, что в поединках, которые я увидел, были разрешены любые захваты, противники боролись строго в пределах ринга. Противник был только один, никаких элементов неожиданности не предполагалось, как не предполагалось никакого спрятанного оружия или пистолетных выстрелов. Поэтому хотя на ринге и создавалась ситуация, при которой «все могло произойти» (насколько это было возможно в рамках соревнований), все происходящее было очень далеко от реальности.

Даже удивительное мастерство, продемонстрированное Риксоном Грейс, не давало возможности судить о том, как он будет вести себя в «реальной» ситуации против нескольких нападающих, к тому же скорее всего вооруженных. Разумеется, его шансы будут выше, чем у нетренированного человека, однако если в ход будет пущено огнестрельное оружие – то, чего больше всего боится средний гражданин, - то такая ситуация будет коренным образом отличаться от спортивного поединка и с тактической, и с психологической точек зрения.

Подводя итог сказанному, я выражаю серьезные сомнения в том, что «самураи» 20-го столетия смогут найти удовлетворительное решение проблемы максимальной эффективности боевого искусства путем участия в соревнованиях. Напротив, я полагаю, что умения, необходимые для того, чтобы стать великолепным воином, в современном обществе отличаются от тех, которые требовались в более простые прежние времена, когда воинские искусства создавались. Сегодняшние воины – это полицейские и инcтрукторы элитных воинских подразделений, и им отведен один из разделов Aikido Journal – «Борьба с насилием». Эти преданные люди часто сталкиваются со многими проявлениями насилия и знают, что при этом делать. В своей работе они применяют глубокие знания оружия, тактики и психологии. Много раз они смотрели смерти в лицо и, выполняя свой долг, не могут позволить себе потерять бдительность даже на мгновение.

Главный вклад айкидо в жизнь человека – это не его техники, а его способность трансформировать дух и поднимать его над плоскостью дуализма. Я искренне уверен в том, что поиски «высшей боевой системы» обречены превратиться в вечную погоню за иллюзией.